Category: общество

Лом о смокинги гни, комсомол! (Палиндром)

Хех. Сегодня оказывается — день рождения комсомола! А завтра, à propos — Хеллоуин.
Ганц логиш, как говорили их идейно близкие. Ничто в нашем мире не случайно.
Школу в 86-м я покинул ни разу не комсомольцем. Еще в девятом классе мне сообщили, что недостоин: поведение хромает, усердия в учебе недостает — не на круглые пятерки учусь.
Короче, поработай над собой, Коченков, а там поглядим, потянешь ли.
Ну и в итоге заиграли, как говорят в преферансе.
Они забыли, и я не вспомнил.
Не стану врать, что по убеждениям. Разгильдяйство и инфантилизм чистой воды.
Поступил в иняз. Не комсомольцем. Аж сам офигел, когда осознал.
Перед первой же сессией подошла ко мне добрейшая Марина Пална Бородино, наш куратор, и встревоженно предупредила, что ошибка замечена наверху и если, дескать, мы ее тотчас же не поправим — vous êtes perdu, cher Michel! Как пить дать — пердю!
Ну я, беспородный и безыдейный, и вступил. По щиколотку.
Меня даже пытались назначить комсоргом (комсоргом, Карл!) группы. Перестройка на марше же! Вдруг потяну? Я, молодой, на все и вся забил, естественно. Вокруг столько нового, а тебе как лоху взносы собирать?! Нуегонах!
А на третьем курсе мне все это аукнулось.
Тогда (в 89-м) еще было принято направление на стажировку в Интурист подтверждать рекомендацией комитета комсомола. Тебя вызывали на заседание, проводили беседу, интересовались твоим мнением о политике, идеологической работе и прочее, прочее, прочее… Выясняли степень половой (вычеркнуто) политической зрелости.
Меня спросили о сложностях момента, о диалектических противоречия, дуалистическом подходе, конвергенции, поллюции, дефлорации (последние два пункта — вычеркнуто).
И тут я, наивный болван, пафосно поведал урби эт орби о том, нахуя современному обществу сдался ваш комсомол, скопище пустобрёхов и сонм приспособленцев. И что отнюдь не эту юдоль импотенции имел ввиду Михал Сергеич, говоря об обновлении страны.
Меня сразу как-то подозрительно вежливо попросили обождать в к коридоре. Щас, мол, уважаемый, вам сообщат!
Лай, по словам присутствовавших, стоял до небес.
Защищал меня отчего-то Коля Алексеев, дотоле мне малознакомый рябоватый бурят - комсорг английского факультета. Говорят, он лез буром на оппонентов, утверждая, что пацан по делу говорит, что если не ссыт, то и толк с него будет.
Мы потом с Колей немало пили, затаив взаимную симпатию.
А тогда меня прокатили. Сказали, что стаж в комсомоле у меня — незначительный, политическая зрелость — невелика и надо мне расти над собой, а не с иностранными бездельниками ошиваться.
В Интурист я попал таки через пару лет, заплатив за лицензию из собственного кармана двести французских франков (охрененно по тому времени!). Но это уже не про комсомол, пусть земля ему будет юхом.
И картинка, до кучи. Мой билет, правда, без фотки: