"I have a dream"-©

Когда исчезнет последний веган, я выйду на площадь вот в этой самой форме, пропахшей дымом и пропитанной маслом.

В руках я буду сжимать еще горячий антрекот с примкнутым шампуром.
Из-под котлет на моих плечах будут свисать аксельбанты копченых сосисок.
Ордена боевых стейков различных степеней прожарки засвидетельствуют мои подвиги.
Сапоги, прошагавшие долгие версты войны, будут по голенище измазаны соусами и маринадами. Из-под повязки будет сочиться кетчуп и капать бешамель.
Я поднимусь на трибуну и приму Парад Победы.
Передо мной склонятся знамена ЗОЖ-орд. Под ноги мне бросят личный штандарт веган-фюрера, который покончил с собой, раскусив ампулу с говяжьим бульоном.
Откроют парад стада коров, поголовья свиней, отары овец, косяки рыб, стайки гусей, индюшек, кур и уток.
Повзводно, поротно и побатальонно будут чеканить шаг кавказские шашлыки.
С трудом держа равнение, прокатятся сочные бургеры с сыром.
Стройными рядами продефилируют тюркские буузы, манты, самса, беляши, кебабы и примкнувшие к ним пельмени.
Правофланговыми зашагают паштеты, сардельки, колбасы, ростбифы, гуляши.
На левом фланге — строганина, холодец, заливное, бастурма.
Неслышно промелькнут венгерские шпики.
Завернутая в лаваш пройдет шаурма, а следом, в пите — ее боевая подруга, шаверма.
В составе сводного кошерного полка промаршируют чолнт, цимес, гефилте-фиш, форшмак, эсик-флейш, гусиные шкварки.
В отдельный парадный расчет будет сформировано украинское сало: соленое, копченое, вареное, перченое, жареное.
Затем по брусчатке двинутся колонны техники: тяжелые мангалы, грозные коптильни, устрашающие тандыры и безотказные грили.
Замыкать колонну будут тягачи с мощными установками барбекю: газовыми, электрическими, угольными.
И наконец в завершение парада мимо трибуны пройдет мирное население: едоки, обжоры, гурманы всех возрастов и сословий. В руках у ликующих демонстрантов будут яйца, бидоны молока, пачки творога, фунты масла, рожки мороженого, горшочки йогурта, банки сметаны, субпродукты и прочая снедь.
А когда все закончится, я не спеша спущусь с трибуны и сяду на диету.

[:|||:]

На приеме у врача:
— Хаим, у меня две новости. Хорошая — это то, что я могу вылечить твою мигрень. Плохая — для этого нужна ампутация тестикул. У тебя очень редкое заболевание, из-за которого яйца давят на нижний отдел позвоночника, и это вызывает ущемление нерва и, как следствие — головные боли. Единственный способ снизить эту нагрузку — кастрация.
Хаим, терзаемый многолетними страданиями, в отчаянии соглашается на операцию.
По выходе из больницы, впервые за все время он не чувствует приступов мигрени. Но ощущение потери страшно угнетает его.
Collapse )

Былое и думы

В аналоговые девяностые в техотделе нашего банка работал связист, которого несмотря на возраст, все по-свойски звали Трофимычем.
Пил он бескомпромиссно, по-старорежимному. Однако за умение по щелчку пальцев оживлять неисправные, еще советских времён, линии ему это прощалось.
Collapse )

Фейсбученька

Не лѣпо ли ны бяшетъ, братіе, начяти старыми словесы трудныхъ повѣстій о прикладной лингвистике и сравнительном языкознании?
Collapse )
Это был в̶е̶с̶т̶н̶и̶к̶ ̶в̶а̶в̶и̶л̶о̶н̶с̶к̶о̶й̶ ̶б̶а̶ш̶н̶и̶ крик души в бессердечный вакуум.

Водоохранную зону Байкала сократят в десять раз.

Когда ровно восемь лет назад unser fürer спускался на батискафе на дно озера, нужно было его там и оставить. В вопросе «Путин или Байкал?» компромиссов быть не должно. https://meduza.io/news/2017/08/04/vodoohrannuyu-zonu-baykala-sokratyat-v-desyat-raz

(no subject)

Гревская плошадь Парижа…
Мальчишки моей страны впервые читали о ней в «Трех мушкетерах» Дюма.
Ну помните же?
«Но, когда он увидел, что карета сворачивает к Гревской площади, когда он увидел островерхую крышу городской ратуши и карета въехала под арку, он решил, что все кончено, и попытался исповедаться перед полицейским чиновником.»
При этом мало кто задумывался, что по-французски "Place de Grève" означает «Забастовочная площадь».
Там казнили буновщиков против короны и, пытая очередную жертву, палач приговаривал «Cela t'apprendra à faire la grève, canaille!» (Это отучит тебя бастовать, проходимец!)
Чем закончила французская корона мы знаем. Фигово закончила.
А вот в русском языке появилось новое словцо — «грев».
Означает оно «помощь жертве беспредела» и безосновательно относится к корню «греть». Типичная ошибка народной этимологии в эпоху постмодернизма.
Однако после этого краткого экскурса, надеюсь, все стало на свои места.

Да, так о чем хотел сказать?
Только что отправил грев Навальному.
À bas la monarchie absolue! Liberté, Egalité, Fraternité и все дела.

(no subject)

Хвастаюсь: вот какую красоту мне с малой родины прислали!
Вот теперь я верю, что Иркутск не провинция.
Судя по совпадению инициалов с сами-знаете-кем у парня начался бред величия.

(no subject)

По поводу сегодняшней даты — дня взятия Бастилии.
В 1989 году, к двухсотлетию этого чисто французского флешмоба их правительство яростно распиаривало его на всех углах. Что, в принципе, объяснимо. Непереходящее наследие, либерте, фратерните, эгалите, ж̶е̶ ̶н̶е̶ ̶м̶а̶н̶ж̶ ̶п̶а̶ ̶с̶и̶с̶ ̶ж̶у̶р̶.
Collapse )

e-Баллада о Robin_Hood'е

В славном графстве Ноттингеме правит бал шериф один (если кто-то вдруг не в теме - это, типа, сисадмин). Он рулит рукой железной, все летает на ура, и его в подсетке местной уважают юзера. Он отслеживает логи — кто, к кому, когда залез, кто вывешивает в блоге фотки девочек топлесс. У него дружки суровы: Носик, Экслер и Другой. Говорят, что дверь к Суркову открывает он ногой.
В ноттингемской блогосфере ты с шерифом не шути: если в кóмментах кто серет, тех он банит по айпи.
Все и шло бы как по маслу, да, увы, завелся тут хакер ловкий и опасный по прозванью Robin_Hood.
У бесстыжего бродяги ни стыда, ни чести нет, заправляет он ватагой, что тусит на sherwood.net. Взлом паролей, кряки, порно, фишинг, вирусы и спам: беспредельщики проворно мельтешат то тут, то там. На законность - наплевали, на лицензии - кладут, если где-то что взломали - беззастенчиво крадут. А потом в открытый доступ все сливают, подлецы. У таких все в жизни просто: им хоть в ясны очи сцы! Чтоб неузнанными шастать и горбатого лепить, прокси-сервер ежечасно прикрывает их айпи.
Духовенство и дворянство, равно как торговый люд, от лихого окаянства беспрерывно слезы льют. Там содрали PIN кредитки, тут - экранку на "Дозор", и куда ни глянь - убытки, и куда ни кинь - разор!
Благородной эту шайку почитает голытьба: все друг другу травят байку про варезные хлеба: «У буржуев отобрали, чтобы сытым был народ, богачи попировали, а теперь - и наш черед!»

* * * * * *

Ноттингем пришел в упадок, в каждый комп стучит беда, в ровный строй изящных грядок затесалась лебеда. В европейское убранство древних рыцарских хором незамеченным пробрался явный привкус похорон. От подобной передряги и попрания основ, растерял шериф-бедняга весь запас приличных слов.
Поначалу все проблемы он пытался разрулить тем, что спешно в Ноттингеме файрволы возвели, все каналы осушили, перекрыли все порты, несогласных придушили при посредстве гопоты. У админов, вроде, всюду есть и уши и глаза, да в колоде Robin_Hood'а - тоже тридцать два туза. В каждом дереве, при корне у разбойников – схорон, а шерифу с верной дворней что ни день – сплошной урон.

* * * * * *

На далекой на опушке проживает старый дед, от его согбённой тушки мудрость прёт, аж спасу нет! И спешит к нему с вопросом любознательный народ: дед на это смотрит косо, но ответы все ж дает. Пенсионная система там - ни сердцу, ни уму, вот мудрец из Ноттингема и калымит на дому. И шериф в медвежий угол мчится, наплевав на спесь: посоветуй, древний Гугл, как разбойников известь? Тот потряс своим рубищем, пятернёй пригладил плешь:
- Не боись, соколик, сыщем! Ну-ка, глянь-ка, милый, в кэш!

* * * * * *

Спозаранку принародно извещён был град и мир: «Их сиятельству угодно объявить большой турнир. Наши нивы затопила шаромыжников орда, поднимись народ-терпила ради ратного труда! Поспеши стяжать удачу, докажи, что не слабак, покажи, какой ты мачо и напористый чувак. Из шервýдской подворотни озорует лютый тать, и за хвост его сегодня надлежит оттель достать. Кто навек избавит графство от притонов и малин, тому – почести, богатство и пожизненный анлим. Состязаться невозбранно могут знать и подлый люд: победителю — осанна, проигравших отпоют!»

* * * * * *

Тотчас выступили с краю в круг четыре удальца и какой-то тощий фраер с капюшоном в пол-лица.
Их герольд пиарит браво:
- Слушай, весь честной народ! Боевой явить свой навык пожелал виконт de Nod. Вместе с ним свой норов дерзкий захотел нам показать польский шляхтич пан Kaspersky – кибержуликов гроза. Также рыцарю McAfee предстоит нас удивить: он руками может на фиг волчью стаю задавить. Для больших фанатов спорта и ценителей манер станет биться славный Norton, командор и кавалер. А чтоб равенства картину в полной мере соблюсти, решено простолюдина до турнира допустить. Не смотрите, что парнишка косоват и неказист, говорят, владеет мышкой как заправский программист. Бедолага глуп - да Бог с ним! - жаждет славы, рвется в бой, там у них в местечке Локсли все не дружат с головой...

* * * * * *

Наступившую потеху описать не хватит сил: кто сначала кис со смеху, под конец заголосил.
Пыль столбом, дым коромыслом, не понять, кто бьется с кем; в пять минут со здравым смыслом распрощался Ноттингем.
А когда затихли топот, звон мечей и пенье стрел, кто-то перешел на шепот, кто – на задницу присел: все вельможные задиры обездвижены лежат, у того – во лбу секира, этот – деревом прижат. Суетятся санитары, врач склонился, деловит, гробовщик придворный старый снять размеры норовит. Три пожарных, пять судейских, семь военных, прокурор, рота киберполицейских, копоть, чад, стенанья, ор.
На пригорке недалече – тот, из Локсли паренёк, капюшон спустил на плечи, лук пристроив между ног. С неподдельным интересом он глядит на суету: кто сумел, мол, тем повесам так навешать по хребту. И с чего, скажи на милость, благородным господам, что так храбро петушились, настучали по мордáм?
Но картинкою недолго любовался мирно он: саранчой из-под пригорка налетел кибер-ОМОН. Двадцать лбов в броне и берцах, громыхая как гроза, в тот же миг свинтили перца в ожидавший автозак.

* * * * * *

Вновь герольд трубит с помоста:
«Слушай радостную весть: больше кибер-коза-ностра печень нам не станет есть. Показало поле боя, кто на самом деле ху: кто в бою чего-то стоит, а кто просто на слуху.
Ныне понял даже чайник, что гламур и внешний лоск далеко не означают, что в носителе есть мозг.
Верноподданным народам, злым наветам вопреки, власти жалуют свободы и иные ништяки.
Днесь добро стоит стеною, зло повержено во гроб!»
И кадит у аналоя виртуальный кибер-поп…

* * * * * *

Больше нет у Ноттингема ни печалей ни забот: навсегда закрыта тема кто хозяин, а кто бот; кто замок, а кто отмычка; кто система, кто троян — так осуществилась смычка между кибер-инь и -ян.
Нет ни жупелов ни пугал, нет друзей и нет подруг.
Всем владеет мудрый Гугл и пророк его Фейсбук.